Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Каналья! Тысяча чертей!

Гуляю как-то по дорожке парка "берёзовая лошадь" и вижу: навстречу идёт небольшой дед. Что характерно, без маски. И каждому встречному кричит: "дистанция!". Вероятно, он боялся заразиться коронавирусом и предупреждал потенциальных носителей инфекции, чтобы держались от него подальше. И мне он тоже так крикнул, от чего в голове моей замкнуло и я фальцетом фана Шляпы заблеял в пасмурное зимнее небо: "Дистанция! Дистанция! Дистанция-дистанция-дистаааааанцииияяяяя!"

"Пиковая дама" в Большом

      Канешнажи, звезда Юсифа Эйвазова должна была украсить эту оперу. Но, увы, не украсила: Эйвазов спел весьма посредственно. Порой его было даже не слышно, хотя Чайковский не такую уж и громкую музыку сочинил. Да и не даёт Чайковский своему Герману развернуться и блеснуть техникой бельканто, которой виртуозно владеет нетребкин муж. Зато присутствие звезды взбодрило остальных певцов Большого, тот же Головатенко, лениво проспавший уникальную возможность заявить себя в "Путешествии в Реймс", явно вышел на сцену с намерением не ударить в грязь лицом в партии Елецкого. А то и превзойти звезду, чем чёрт не шутит. Старалась Нечаева в партии Лизы, из кожи вон лез Акобян в партии Томского, удостоившись вполне заслуженных оваций.
      Режиссёром оперы вновь выступил Туминас и схалтурил. Постановка вышла уровня провинциального дома культуры, где массовка машет руками в такт музыке и этим ограничивается полёт режиссёрской мысли. Только вместо платочков Туминас тут милосердно выдаёт хору то маски, то колоды карт, чтобы было чем эти руки занять. А во время романса Полины массовка дружно пригорюнивается и плакает, излучая пронзительную фальшь. Солистов большую часть действия Туминас оставляет на пустой сцене, поэтому им для взаимодействия остаётся или партнёр по несчастью, или пол. Да, Герману необходимо было выдать наколенники - падать на колени, а потом ползать на коленях как инвалиду, ему приходитсяу Туминаса постоянно. Удачной можно назвать хореографию пасторали, в которой выделяется уморительный лысый толстяк изображающий Купидона.
     Волей случая, я оказался в первом ряду третьего яруса. Публика третьего яруса заслуживает особого упоминания. Она приходит после третьего звонка. Она позволяет себе разговаривать во время увертюры "а чё такова, занавес-то ещё не подняли". Она лезет из последнего ряда в проходы, потому что "тамже ничего не видно", и громко пререкается с капельдинером, который пытается усадить её на место, потому что "яже никому не мешаю". Она периодически встаёт с заднего ряда громко холопая сиденьем, а потом усаживается назад с громким скрипом. И только на третьем ярусе, безусловно, сидят удивительные люди, способные прокашлять три часа подряд. 

Новости европейской моды

Я вам не скажу за всю Одессу Европу, а во Флоренции щас абсолютно все носят винтажные электронные часы в стиле восьмидесятых в металлическом корпусе. Да-да те самые Сasio с 12 мелодиями:

До нас вроде пока мода не дошла. У меня на заре туманной юности сначала такие были в пластике отжаты гопниками, после чего уже появился митал

И хруст французской булки

На концертах классической музыки редко встретишь селебрити. Но например в прошлую среду камерный тематический концерт, посвящённый 220-летию Шуберта, своим присутствием почтил советник Президента России С. Глазьев с дамой. Академик позорно аплодировал в паузах и под конец кажется задремал. Хотя не каждый день услышишь сонату для арпеджионе, исполняемую на котрабасе бгг

Зальцбургский фестиваль: "Аида"

      Если вы так же угораете по оперной музыке как я, то рано или поздно вы там окажетесь. В Зальцбурге. Лучшие исполнители которых я когда-либо слышал, выступающие на лучшей сцене которую я когда-либо видел. Это идеал во всём. Начиная от расположения зала на фоне идиллических альпийских предгорий, продолжая идеальной акустикой и обзором, взыскательной публикой, прославленным оркестром Венской филармонии, гениальным Рикардо Мутти за дирижёрским пультом, хором Венской оперы который также в рекламе не нуждается, и россыпью талантливых вокалистов, среди которых ослепительным бриллиантом выступает Анна Нетребко в партии Аиды. Примадонна сейчас находится в самом зените своей карьеры. Друзья, не упускайте своего шанса, такие голоса появляются раз в поколение. К сожалению, её супруг Юсиф Айвазов на фестивале исполняет Радамеса в те дни, когда Аиду исполняет другая певица. Было бы здорово их послушать вместе. Но Нетребко велика! Представьте кульминацию, вместе с ней поёт пятеро лучших солистов, под сотню человек хора, вовсю гремит оркестр, а при этом голосину Нетребко не просто слышно, он практически заполняет зал. И ещё у неё фантастический диапазон, правда в нижних регистрах пение Нетребко показалось немного вульгарным, но это у неё не баг а драматическая фича.
      Помимо триумфа Нетребко заслуженную овацию получила Екатерина Семенчук за партию Амнерис и Дмитрий Белосельский за партию Рамфиса. Вообще, по авторам и исполнителям этот сезон в Зальцбурге вышел русским. Поэтому весьма символичной получилась сцена, в которой нацлидер Эфиопии требует у своей дочери Аиды «иди, кобыла, послужи», а та в ответ плачет о том, как дорого обходится ей эта самая Родина. Тут необходимо отметить, что пленные эфиопы на сцене представлены не солдатами, как это задумано в либретто, а оборванной толпою «стариков, женщин и детей», которых зачем-то требуют казнить египетские жрецы. Психологический эффект от этой подмены вчистую убивается нелогичностью и фальшивостью действия. Египтяне, в свою очередь, выглядят вовсе не древними египтянами. Для них выбран подчёркнуто исламский антураж с турецкими фесками и женскими хиджабами. Лишь только жрецов авторы постановки благоразумно не решились нарядить муфтиями, а сделали для них облачения в стиле православных батюшек. Поэтому хор древнеегипетских жрецов, который показали крупным планом на одной из стен декорации в драматический момент приговора Радамесу, в этих поповских ризах и с наклеенными седыми бородами выглядел неуместно комично, напоминая картину Васи Ложкина. Да и Белосельский, бывший солист хора Сретенского Монастыря, в этом облачении стал ещё одной двусмысленностью для русской публики.
      Сценография в опере модно минималистична, все декорации это два гигантских белых куба которые в разных ракурсах образуют то порталы для торжественного выхода на сцену, то храм, то трибуны, то могилу главных героев. На эти кубы и проецируются крупные планы в некоторых моментах оперы. Хореографические номера весьма талантливо исполняют семь человек в рогатых масках похожих на козлиные черепа, что к сожалению наводит не на мысль о тёмных силах судьбы, но о печальной сказке про семерых козлят. Понять, почему в сцене победного парада египтян эти козлята смешиваются с толпой египетских солдат, и вообще почему солдаты на параде идут не строем, а толпой, я так и не смог.
     P.S. Вопреки ожиданиям, дресс-код на фестивале оказался демократичным. Безусловно, публика тяготела к смокингам и вечерним платьям, но без проблем допускались и персонажи в рубашках с джинсами. И в условиях августовской жары это вероятно хорошо

"Написано на коже": оперный фестиваль из Франции в БТ

      Автор оперы явно хотел сказать миру многое. Сюжет из жизнеописания средневекового трубадура, под которые в XIII веке маскировались тогдашние триллеры и порнуха, подан в антураже из подсобных помещений. В одном из них, похожим на современную криминалистическую лабораторию или реставрационную мастерскую, безмолвная массовка производит загадочные манипуляции со средневековым реквизитом, изображая эффект slow motion. После их манипуляций реквизит задействуется в "средневековой" части сцены, где разворачивается основное действие оперы. Что, вероятно, символизирует анахронизм мышления современного человека относительно текста 800-летней давности. И это верно, ведь ангелы века XXI-го, пропагандирующие своими песнями «общечеловеческие ценности», с традиционной точки зрения попросту богохульствуют и выглядят ангелами, так сказать, падшими. Также как и ангел-контртенор, который после воплощения первым делом с готовностью предётся прелюбодеянию. Однако, иногда, автор, напротив, проводит параллели между современным облагораживанием насилия и его средневековым вариантом. Поэтому баритон-антагонист с говорящим именем Протектор вызывает двойственные чувства. Мы не видим на сцене сожжённых им посёлков и горы трупов на площади, мы лишь слышим эти обвинения в тирании (как это, заметьте, вяжется с культурой «общечеловеческих ценностей»). Зато мы хорошо видим несчастного обманутого мужа, которому супруга с непонятной садистской жестокостью хочет причинить максимальную боль. В результате остаётся непонятным, что же автор всё-таки хотел сказать миру)) Но музыка Бенджамина безусловно талантлива, хоть он пока и не Шостакович. Также как и голоса всех исполнителей, за исключением ангелов, которые пели из рук вон плохо. Надо отметить некоторую дешевизну музыкальных и сценических эффектов. Изображать ударной секцией стук сердца даже в поп-музыке страшная пошлость. И этот ваш slow motion тоже.

Единая Диспетчерская Служба Преисподней

      Вчерась пришла мне надобность вызвать через диспетчерскую сантехника из управляющей компании. В принципе, у меня есть мобильный телефон одного из них, но он после новогодних дежурств взял себе отпуск от трудов праведных. И вот я звоню по номеру нашей диспетчерской, но вместо знакомого голоса тёти Клавы слышу какого-то робота: "Дратути! Вы позвонили в Единую Диспетчерскую Службу! Приготовьтесь назвать свой адрес! В случае аварийной ситуации нажмите "адын"! Все разговоры записываются! Дождитесь ответа оператора!"  Потом меня соединили с оператором колл-центра Никитой. Оператор не сильно отличался от робота, его скрипт заключался в том, чтобы сформировать заявку и занести её в базу. Наибольшие затруднения составило сформулировать причину вызова, поскольку типовом в скрипте её не было.
- Ваша заявка нумер XXX, ждите - наконец бросил Никита в конце скрипта и собрался разъединяться.
- Погодите - остановил его я - Сколько ждать? Оператор взял паузу.
- До суток - наконец сообщил он мне
- Чёоа? - возмутился я - Я чё, должен сутки теперь из дому не выходить?
- Вам позвонят - устало ответил Никита
- Но я завтра работу работаю на работе и не планировал...
- Вам позвонят - повторил Никита и разъединился
      Надо ли говорить, что ни звонка, ни мастера вчера я так и не дождался? Поздним вечером я повторно позвонил в колл-центр. После робота в трубке заиграла музыка. Хорошо, что у меня звонки по городским номерам в тарифе бесплатные, т.к. музыка играла минут 10 прежде чем я смог переговорить с оператором Олей и снять свою заявку.
      А раньше было бы так:
- Тёть Клав, привет, с Новым Годом, у меня опять полотенцесушитель не греет пришли кого-нибудь
- И тебя тоже с Новым Годом, сейчас Павлик в -надцатом доме на аварии, через час-полтора он к тебе придёт, нормально? Или срочно могу прислать Нурлана.
- Спасибо, можете не торопиться, я до вечера дома сижу

      Как же мне повезло, что я первый раз позвонил в эту "единую диспетчерскую" с проблемой, решение которой можно отложить! Кто предупреждён, тот вооружён. Все имена изменены, да

"Билли Бадд" в БТ



      Кстати на этой афише Большого Театра изображён Бенедикт Нельсон, который в Большом... не поёт! Это афиша лондонской оперы, а в Москве партию Билли Бадда исполняет россиянин Юрий Самойлов. Исполняет плохо, его заглавная ария в ночь перед казнью откровенно скучна. Понятно, что Бадд не Пуччиниевский Каварадоси и тут негде блеснуть мастерством бельканто, но у него вообще вышла колыбельная песня под которую зал начал благодарно похрапывать. Вместе с афишей (по-хорошему её всё-таки надо было бы заменить) в Москву из Лондона приехали костюмы и сценография. Палочную дисциплину военного корабля XVIII века и тогдашний добровольно-принудительный призыв в армию призваны подчеркнуть арестантские робы матросов, аж прямо с номерами. "Мой номер двести сорок пять, на телогреечке печать", как поётся в другой опере. Противостоящие им офицеры, продолжая лагерную тематику, наряжены в НКВД-шные кожанки и эсэсовские плащи. Получающаяся атмосфера несвободы усилена молчаливыми надзирателями (тоже в кожаных куртках), которые время от времени охаживают массовку металлическими дубинами. Образ белого и пушистого Билли Бадда, который добровольно и с радостью служит матросом на этом корабле-концлагере таким образом становится несколько идиотским. Вообще, примитивная режиссура стала прямо-таки паталогией современной оперы, о чём я уже писал ранее.    
      Джон Дашак в партии капитана Вира понравился здесь несравнимо больше, чем в партии Сергея в "Катерине Измайлове". Вероятно, он не очень-то понимал о чём поёт, коверкая русские слова, а родная речь вселила в него необходимую уверенность в себе. Жаль только, что белый капитанский китель смотрится на нём как на корове седло, а плащ растопыривается в стороны наподобие крыльев у наседки. Рыжий парик, которым зачем-то украсили лысый череп Дашака, завершает собою клоунский антураж. Гидон Сакс в партии Клэггарта запомнился сильным басом, но злодей из него вышел не оперным, а опереточным. В своей арии он, безусловно, заявляет что он злодей, однако это заявление выглядит голословным. Традиционно стоит поблагодарить оркестр Большого Театра за чудесное исполнение музыки Бриттена, а также дирижера Уильяма Лейси. Музыка конечно непопсовая, и после антракта в зале народу оказалось значительно меньше, чем до.
petrosyan

"Катерина Измайлова" в Большом

      Премьера оставила неоднозначное впечатление. С одной стороны, несомненной удачей было приглашение вахтанговского режиссера Туминаса и его команды. Фирменный мрачновато-депрессивный стиль литовца как нельзя лучше подходит к лесковскому триллеру, в кульминационные моменты под зловещую музыку Шостаковича нагоняя такой жути, что у зрителя кровь стынет в жилах. Декорации представляют собой две массивные старые кирпичные стены, над которыми хорошо поработал художник чтобы они выглядели как можно более естественно во всей своей неприглядности. Время от времени стены надвигаются на зрителей, символизируя то домашнее заточение бездетной купчихи, то настоящую каторжную тюрьму, куда она в конце концов попадает. Тени, отбрасываемые действующими лицами на эти стены, подчеркивают их игру, а порой как будто начинают свою собственную. Скажем, плящущие нелепые фигуры кордебалета в дурацких хламидах и шутовских колпаках, отбрасывают тени явно напоминающие чертей. Покритиковать режиссера можно конечно за перебор с элементами BDSM, где Борис Тимофеевич поигрывая плеткой сначала морально доминирует над Катериной, а потом физически над Сергеем, и шутка с Аксиньей превращается чуть ли не в групповое изнасилование. Начинает казаться, что убийцы попросту слишком увлеклись сексуальной игрой и не расслышали safeword. Однако если вернуться к первоначальному либретто Шостаковича (либретто, к слову, сюжетом отличается от повести Лескова), то ему можно смело ставить "18+" какого режиссера не позови. Костюмеров тоже можно было бы похвалить, если бы у нас в театральных запасниках не было и без их участия широчайшего ассортимента холщовых портков и рубах. Симфонический оркестр под управлением Тугана Сохиева сыграл идеально.
      С другой стороны, насколько атмосфера и музыкальное сопровождение оперы были удачны, настолько неудачным был выбор основных исполнителей для главных ролей. Кудрявый самовлюбленный красавец по Лескову, Сергей у англичанина Джона Дашака - грубый бритоголовый кабан, больше всего похожий на скинхеда в эндемичных подтяжках и с засученными рукавами. Поёт он средне, но его акцент хотя бы можно разобрать. Разобрать же, что поёт Надя Михаэль в роли Катерины решительно невозможно. Спасают только субтитры. Обсуждать её голос предоставлю знатокам, но в свою роль она к сожалению не попала. Катерина Измайлова по Лескову - миниатюрная жгучая брюнетка с темпераментом ядерного взрыва. Надя Михаэль - это замороженная нордическая треска запомнившаяся только приёмом драматического запрокидывания головы.