Фома Опискин (shtirl) wrote,
Фома Опискин
shtirl

"Катерина Измайлова" в Большом

      Премьера оставила неоднозначное впечатление. С одной стороны, несомненной удачей было приглашение вахтанговского режиссера Туминаса и его команды. Фирменный мрачновато-депрессивный стиль литовца как нельзя лучше подходит к лесковскому триллеру, в кульминационные моменты под зловещую музыку Шостаковича нагоняя такой жути, что у зрителя кровь стынет в жилах. Декорации представляют собой две массивные старые кирпичные стены, над которыми хорошо поработал художник чтобы они выглядели как можно более естественно во всей своей неприглядности. Время от времени стены надвигаются на зрителей, символизируя то домашнее заточение бездетной купчихи, то настоящую каторжную тюрьму, куда она в конце концов попадает. Тени, отбрасываемые действующими лицами на эти стены, подчеркивают их игру, а порой как будто начинают свою собственную. Скажем, плящущие нелепые фигуры кордебалета в дурацких хламидах и шутовских колпаках, отбрасывают тени явно напоминающие чертей. Покритиковать режиссера можно конечно за перебор с элементами BDSM, где Борис Тимофеевич поигрывая плеткой сначала морально доминирует над Катериной, а потом физически над Сергеем, и шутка с Аксиньей превращается чуть ли не в групповое изнасилование. Начинает казаться, что убийцы попросту слишком увлеклись сексуальной игрой и не расслышали safeword. Однако если вернуться к первоначальному либретто Шостаковича (либретто, к слову, сюжетом отличается от повести Лескова), то ему можно смело ставить "18+" какого режиссера не позови. Костюмеров тоже можно было бы похвалить, если бы у нас в театральных запасниках не было и без их участия широчайшего ассортимента холщовых портков и рубах. Симфонический оркестр под управлением Тугана Сохиева сыграл идеально.
      С другой стороны, насколько атмосфера и музыкальное сопровождение оперы были удачны, настолько неудачным был выбор основных исполнителей для главных ролей. Кудрявый самовлюбленный красавец по Лескову, Сергей у англичанина Джона Дашака - грубый бритоголовый кабан, больше всего похожий на скинхеда в эндемичных подтяжках и с засученными рукавами. Поёт он средне, но его акцент хотя бы можно разобрать. Разобрать же, что поёт Надя Михаэль в роли Катерины решительно невозможно. Спасают только субтитры. Обсуждать её голос предоставлю знатокам, но в свою роль она к сожалению не попала. Катерина Измайлова по Лескову - миниатюрная жгучая брюнетка с темпераментом ядерного взрыва. Надя Михаэль - это замороженная нордическая треска запомнившаяся только приёмом драматического запрокидывания головы.
Tags: мы и культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments